Обожаю Довлатова


вообще-то сейчас  я читаю книгу про трупы, паралич и убийства (как тонко заметил её автор, книга вовсе не про секс, а про темпераменты). да-да, это всё он же.
но мне на глаза попался Довлатов - и понеслась (ссылка - не на вики). я внепланово проглотила 3 его книги и поняла, что сердцу плевать, кого я называю любимым автором - оно любит Довлатова.

в посте будут цитаты из этих 3 книг и  даже отрывок. пост будет очень длинным, потому что как умею, так и выражаю своё обожание.




«У него были дети от Сухаревой Анны Григорьевны. Мальчик и девочка. Дядя регулярно навещал их. Просматривал школьные тетради, расписывался в дневнике. И неизменно повторял:
– В здоровом теле – соответствующий дух!
Как-то раз Анна Григорьевна возилась на кухне. Дети играли с отцом. Неожиданно мой дядя пукнул. Дети стали хохотать.
На шум пришла Анна Григорьевна. Остановилась в дверях, сложила руки на груди и значительно произнесла:
– Все-таки детям нужен отец! Как они весело играют, шутят, смеются…»


«Брежневу мой дядя посылал анонимные записки. Он писал их в сберегательной кассе фиолетовыми чернилами. К тому же левой рукой и печатными буквами. Записки были короткие. Например:
«Куда ведешь Россию, монстр?»
И подпись:
«Генерал Свиридов».
Или:
«БАМ – это фикция!»
И подпись:
«Генерал Колюжный».
Иногда он пользовался художественной формой:
«Твои брови жаждут крови!»
И подпись:
«Генерал Нечипоренко». 


«В окне напротив постоянно торчал Гена Сахно. Это был спившийся журналист и, как многие алкаши, человек ослепительного благородства. Целыми днями глушил портвейн у окна. 
Если к нашему подъезду шла милиция, Гена снимал трубку.
– Бляди идут, – лаконично сообщал он.
И я тотчас запирал двери на щеколду». 




«Я сказал:
– Проголосовать мы еще успеем.
И тут Елена Борисовна произнесла совершенно неожиданную речь:
–  Я знаю, что эти выборы – сплошная профанация. Но что же я могу сделать? Я должна привести вас на избирательный участок. Иначе меня не отпустят домой.
– Ясно, – говорю, – только будьте поосторожнее. Вас за такие разговоры не похвалят.
– Вам можно доверять. Я это сразу поняла. Как только увидела портрет Солженицына.
– Это Достоевский». 


«У меня была няня Луиза Генриховна. Как немке ей грозил арест. Луиза Генриховна пряталась у нас. То есть попросту с нами жила. И заодно осуществляла мое воспитание. Кажется, мы ей совершенно не платили.Когда-то я жил на даче у Черкасовых с Луизой Генриховной. Затем произошло вот что. У Луизы Генриховны был тромбофлебит. И вот одна знакомая молочница порекомендовала ей смазывать больные ноги – калом. Вроде бы есть такое народное средство.
На беду окружающих, это средство подействовало. До самого ареста Луиза Генриховна распространяла невыносимый запах».


«Рассказы, которые я хотел напечатать в те годы, представляются мне сейчас абсолютно беспомощными. Достаточно того, что один рассказ назывался «Судьба Фаины». 


«Из кино мы направились в Дом литераторов. Я был уверен, что встречу какую-нибудь знаменитость. Можно было рассчитывать на дружеское приветствие Горышина. На пьяные объятия Вольфа. На беглый разговор с Ефимовым или Конецким. Ведь я был так называемым молодым писателем. И даже Гранин знал меня в лицо...
И тут в ресторан заглянул писатель Данчковский. С известными оговорками его можно было назвать знаменитостью...
Я, понизив голос, шепнул Елене Борисовне:
– Обратите внимание – Данчковский, собственной персоной… Бешеный успех… Идет на Ленинскую премию…
Данчковский направился в угол, подальше от музыкального автомата. Проходя мимо нас, он замедлил шаги.
Я фамильярно приподнял бокал. Данчковский. не здороваясь, отчетливо выговорил:
– Читал я твою юмореску в «Авроре». По-моему, говно…»


«– Тут одна рожает. Я позвоню через несколько минут. Надеюсь, все будет хорошо. Здоровая мать… Такая полная блондинка, – отвлекся доктор.
– Вы-то, – говорю, – сами женаты?
– Конечно.
– И дети есть?
– Сын.
– Не задумывались, что его ожидает?
– А что мне думать? Я прекрасно знаю, что его ожидает. Его ожидает лагерь строгого режима. Я беседовал с адвокатом. Уже и подписку взяли…
Теппе говорил спокойно и просто. Как будто речь шла о заурядном положительном явлении.
Я понизил голос, спросил доверительно и конспиративно:
– Дело Солдатова?
– Что? – не понял доктор.
– Ваш сын – деятель эстонского возрождения?
– Мой сын, – отчеканил Теппе, – фарцовщик и пьяница. И я могу быть за него относительно спокоен, лишь когда его держат в тюрьме».


«Второй раз мне довелось быть актером года четыре назад. Я служил тогда в республиканской партийной газете и был назначен Дедом-Морозом. Мне обещали за это три дня выходных и пятнадцать рублей.
Редакция устраивала новогоднюю елку для подшефного интерната. И опять я был самым высоким. Мне наклеили бороду, выдали шапку, тулуп и корзину с подарками. А затем выпустили на сцену.
Тулуп был узок. От шапки пахло рыбой. Бороду я чуть не сжег, пытаясь закурить.
Я дождался тишины и сказал:
– Здравствуйте, дорогие ребята! Вы меня узнаете?
– Ленин! Ленин! – крикнули из первых рядов».



«– И еще вот что, – попросил Жбанков, – ты слишком умных разговоров не заводи. Другой раз бухнете с Шаблинским, а потом целый вечер: «Ипостась, ипостась…»


«В творческой манере Буша сказывались уроки немецкого экспрессионизма. Одна из его корреспонденций начиналась так:
«Настал звездный час для крупного рогатого скота. Участники съезда ветеринаров приступили к работе. Пахнущие молоком и навозом ораторы сменяют друг друга…»


Довлатов (корреспондент) и Жбанков (фотограф) едут на задание, в поезде напились:
«Был уже первый час. Я с трудом отвел Жбанкова в купе. С величайшим трудом уложил. Протянул ему таблетку аспирина.
– Это яд? – спросил Жбанков и заплакал. Я лег и повернулся к стене.
Проводник разбудил нас за десять минут до остановки.
– Спите, а мы Ыхью проехали, – недовольно выговорил он.
Жбанков неподвижно и долго смотрел в пространство. Затем сказал:
– Когда проводники собираются вместе, один другому, наверное, говорит: «Все могу простить человеку. Но ежели кто спит, а мы Ыхью проезжаем – век тому не забуду…»


«Дверь мне отворила женщина лет пятидесяти, худая, с бледно-голубыми волосами. Кружева ее лилового пеньюара достигали золотых арабских туфель. Лицо было густо напудрено. На щеках горел химический румянец. Женщина напоминала героиню захолустной оперетты.
– Эрик дома, – сказала она, – проходите.
Мы с трудом разминулись в узкой прихожей. Я зашел в комнату и обмер. Такого чудовищного беспорядка мне еще видеть не приходилось.
Обеденный стол был завален грязной посудой. Клочья зеленоватых обоев свисали до полу. На рваном ковре толстым слоем лежали газеты. Сиамская кошка перелетала из одного угла в другой. У двери выстроились пустые бутылки.
С продавленного дивана встал мужчина лет тридцати. У него было смуглое мужественное лицо американского киногероя. Лацкан добротного заграничного пиджака был украшен гвоздикой. Полуботинки сверкали. На фоне захламленного жилища Эрик Буш выглядел космическим пришельцем.
Мы поздоровались. Я неловко и сбивчиво объяснил ему, в чем дело.
Буш улыбнулся и неожиданно заговорил гладкими певучими стихами:
– Входи, полночный гость! Чулан к твоим услугам. Кофейник на плите. В шкафу голландский сыр. Ты братом станешь мне. Галине станешь другом. Люби ее, как мать. Люби ее, как сын. Пускай кругом бардак…
– Есть свадкие бувочки! – вмешалась Галина. Буш прервал ее мягким, но величественным жестом:
– Пускай кругом бардак – есть худшие напасти! Пусть дует из окна. Пусть грязен наш сортир… Зато – и это факт – тут нет советской власти. Свобода – мой девиз, мой фетиш, мой кумир!
Я держался так, будто все это нормально. Что мне оставалось делать? Уйти из дома в первом часу ночи? Обратиться в «скорую помощь»?
Кроме того, человеческое безумие – это еще не самое ужасное».


«Путешествие началось оригинально. А именно – Жбанков явился на вокзал совершенно трезвый. Я даже узнал его не сразу. В костюме, печальный такой… Сели, закурили.
– Ты молодец, – говорю, – в форме.
– Понимаешь, решил тормознуться. А то уже полный завал. Все же семья, дети… Старшему уже четыре годика. Лера была в детском саду, так заведующая его одного и хвалила. Развитый, говорит, сообразительный, энергичный, занимается онанизмом…»


Лидочка (журналистка) знакомится с потенциальным героем рубрики «Встреча с интересным человеком»:
«Бывший надзиратель оказался дома.
– Приезжайте, – сказал он, – и если можно, купите три бутылки пива. Деньги сразу же верну.
Лида зашла в гастроном на улице Карья, купила пиво. Дома в районе новостроек: от подъезда до подъезда – километр…
Алиханов встретил ее на пороге. Это был огромный молодой человек с низким лбом и вялым подбородком. В глазах его мерцало что-то фальшиво неаполитанское. Затеял какой-то несуразный безграмотный возглас и окончить его не сумел:
– Чем я обязан, Лидочка, тем попутным ветром, коего… коего… Достали пиво? Умница. Раздевайтесь. У меня чудовищный беспорядок.
Комната производила страшное впечатление. Диван, заваленный бумагами и пеплом. Стол, невидимый под грудой книг. Черный остов довоенной пишущей машинки. Какой-то ржавый ятаган на стене. Немытая посуда и багровый осадок в фужерах. Тусклые лезвия селедок на клочке газетной бумаги…
– Идите сюда. Тут более-менее чисто.
Надзиратель откупорил пиво.
– Да, колоритно у вас, – сказала Лида. – Я ведь по образованию гигиенист.
– Меня за антисанитарию к товарищескому суду привлекали.
– Чем же это кончилось?
– Ничем. Я на мятежный дух закашивал. Поэт, мол, йог, буддист, живу в дерьме… Хотите пива?
– Я не пью.
– Вот деньги. Рубль одиннадцать.
– Какая ерунда, – сказала Лида.
– Нет, извините, – громко возмутился Алиханов. Лида сунула горсть мелочи в карман. Надзиратель ловко выпил бутылку пива из горлышка.
– Полегче стало, – доверительно высказался он. 
Затем попытался еще раз, теперь уже штурмом осилить громоздкую фразу:
– Чем я обязан, можно сказать, тому неожиданному удовольствию, коего…
– Вы филолог? – спросила Агапова.
– Точнее – лингвист. Я занимаюсь проблемой фонематичности русского «Щ»…
– Есть такая проблема?
– Одна из наиболее животрепещущих… Слушайте, что произошло? Чем я обязан неожиданному удовольствию лицезреть?..
Надзиратель опрокинул вторую бутылку.
– Мы готовим радиопередачу «Встреча с интересным человеком». Необходим герой с оригинальной биографией. Вы филолог. Точнее – лингвист. Бывший надзиратель. Человек многоплановой жизни… У вас многоплановая жизнь?
– Последнее время – да, – честно ответил надзиратель.
– Расскажите поподробнее о ваших филологических исследованиях. Желательно, в доступной форме.
– Я вам лучше дам свой реферат. Что-то я плохо соображаю. Где-то здесь. Сейчас найду…
Алиханов метнулся к напластованиям бумаги.
– В другой раз, – успокоила Лида. – Мы, очевидно, еще встретимся. Это у нас предварительная беседа. Мне хочется спросить. Вы были надзирателем, это опасно, рискованно?
Алиханов неохотно задумался.
– Риск, конечно, был. Много водки пили. Лосьоном не брезговали. На сердце отражается…
– Я имела в виду заключенных. Ведь это страшные люди. Ничего святого…
– Люди как люди, – сказал Алиханов, откупоривая третью бутылку.
– Я много читала. Это особый мир... Свои законы… Необходимо мужество…
- Вы мужественный человек?
Алиханов вконец растерялся.
– Люба, – сказал он.
– Лида.
– Лида! – почти закричал Алиханов. – Я сейчас достану шесть рублей. У меня гуманные соседи. Возьмем полбанки и сухого. Что-то я плохо соображаю.
– Я не пью. Вы мужественный человек?
– Не знаю. Раньше мог два литра выпить. А теперь от семисот граммов балдею… Возраст…
– Вы не понимаете. Мне нужен оригинальный человек, интересная личность. Вы филолог, тонко чувствующий индивидуум. А раньше были надзирателем. Ежедневно шли на риск. Душевная тонкость очень часто сопутствует физической грубости…
– Когда я вам грубил?
– Не мне. Вы охраняли заключенных…
– Мы больше себя охраняли.
– Откуда у вас этот шрам? Не скромничайте, пожалуйста…
– Это не шрам, – воскликнул Алиханов, – это фурункул. Я расчесал… Извините меня…
– Я все-таки хочу знать, что вы испытывали на Севере? фигурально выражаясь, о чем молчала тундра?
– Что?
– О чем молчала тундра?
– Лида! – дико крикнул Алиханов. – Я больше не могу! Я не гожусь для радиопередачи! Я вчера напился! У меня долги и алименты! Меня упоминала «Немецкая волна»! Я некоторым образом – диссидент! Вас уволят… Отпустите меня…
Лида завинтила колпачок авторучки».

все посты про чтение на моём сайте: fakemilkshake читает.
все голубые заголовки книг - это ссылки для чтения олнайн.

Поделитесь постом с друзьями:

29 комментариев:

  1. Анонимный4 марта 2013 г., 9:58

    Стася, я больше не могу, у меня долги и алименты, но я читаю твои посты, и снова читаю, и ржу- ржу, ведь речь о моем любимом Довлатове и цитаты из его "вещиц", боже-боже, мы с тобой любим все одно и тоже, как же "вкусен" довлатов, но я - не каннибал,стась)))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ахахах :-)
      Чем я обязана, дорогой читатель, тем попутным ветром, коего… коего…Чем я обязана, можно сказать, тому неожиданному удовольствию, коего…
      ага, одно и то же, круто, что цитаты понравились :-)

      Удалить
  2. В свое время прошедший мимо Довлатова Брат4 марта 2013 г., 18:14

    Как-то Довлатов мимо меня прошел... А какая, оказывается, прелесть!!! Спасибо, родной, но маленький Брат:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. маленький, да :-)
      ты серьезно?!? я чо-то думала, что вы все (кроме меня) его поклонники
      он так же крут, как Санаев и как Ильфочка с Петровым ;-)
      брататуш, жми названия книг перед цитатами - это ссылки для чтения онлайн

      Удалить
  3. Фото- крайне оригинально подобраны, большинство для меня совершенно незнакомые, отличная подборка!!!) Теперь у нас клуб любителей Довлатова, прикоооольно))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. а я уделяю большое вимание картинкам. когда вы хвалите их - вы хвалите всю концепцию бложика. так что прямо в сердце Стаське комплиман, спасибо :-)
      КЛДНФ - клуб любителей Довлатова на фейкмилкшейке; сборы - по вторикам и четвергам на конспиративной квартире, с чаем и булочками

      Удалить
  4. Я к вам прямиком с гугла,фэйкмилкшейк первый в поисковике! Абанамать!абанамать!Довлатов!понравилось про солженина и копоротерапию!а папу его звали Донатом!Абанамать!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. да, и по какому запросу?
      ууу, это хорошо, славно :-)
      мое самое любимое - длинный отрывок в конце, особенно "Люба! Лида... Лида!"
      какэм! абанамат!

      Удалить
    2. по запросу фэйкмилкшейк) КЛНДФ, все вступаем, абанамать!))) предлагая еще добавить к посидлкам с чаем, что непременно нужно сидеть в свитерах и держать кружку обеими руками! я вступаю в клуб!!

      Удалить
  5. ого, я и не знал что у довлатова такое продуктивное творческое наследие:)классняе примеры привели Стась! а довлатов прямо таки выходец с брайтон бич, очень типаж соответствует:) но видно на мой взгляд, что с чувством юмора человек! понравились фоты, где они с бородачом попеременно держат друг друга:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. так уж и выходец :-) а как выглядят выходцы с Брайтон Бич? одеты плохо, в глазах - тоска, на лице - борода? :-)
      а еще, где он целует маковку другу ;-)

      Удалить
  6. да, где маковку тоже классно!:)одеты + борода+ тоска( по роиссии)- именно)и кэпка кожаная:) но лица выходцев с брайтона как правило умней среднестатистических лиц покинутой ими страны:))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. эка вы мысль завернули красиво, как конфетку :-)

      Удалить
  7. Стась, ну круто, как- то компактно у тебя все подобрано, к месту и необычные фото, ну хорошо-хорошо) А вот такой поэт Рейн утверждает, что американский период Довлатова при незнании английского языка , был депрессивным , ведь он не мог включиться в окружающую жизнь и жил только воспоминаниями(( Блин, а вот Бродский иосиф спокойно вписался в окружающую действительность, а ведь это был наш "советский тунеядец" ))) Бродский имел судимость по статье "тунеядство" и нобелевскую премию получил в эмиграциИ, а Довлатов завял на чужой почве, почему, как ты думаешь, не хватало общения, что называется "пищи для писателя"?(((( это так необходимо, нельзя творить в одиночку???

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ага, спасибо
      да они были разными. Довлатов умел жить в советских реалиях; он знал все правила и все подходы. в США растерялся. переезд был не совсем его выбором, и даже не совсем бегством, если я правильно понимаю
      а ещё - Довлатов был всегда тусовым парнем; на родине остался его круг общения, куча друзей и приятелей; вечера в разных местах и в разных компаниях.
      плюс ещё было что-то, о чём мы не знаем: всякие мелкие неурядицы, болезни, бытовые проблемы и прочеепрочее

      Удалить
    2. poems dedicated for blog: how to make a milkshake?in ass doing milkshake, just read fakemilkshake!

      Удалить
    3. вы - русский, я - русская, блог - на русском языке
      вопрос: вот и че выделываться?
      напишите ваше поэтическое посвящение на русском языке, может быть, в оригинале оно звучит менее оскорбительно

      Удалить
  8. простите, наверное надо было пояснить:набирая в поисковике fakemilke shake именно так как я написал, через пробел( мой эппл девайс почемуто самостоятельно фигачит пробелы от балды) попал на результаты поиска, первый результат был "как сделать милкшейк или что то вроде того, и еще какая то хрень про коктейли, но я то искал конечно же родной фэйкмилкшейк...такие вот приключение на просторах всемирной паутины побудили меня написать стихотворение, ну а так как я набирал запрос на английском и результаты показали на английском, стихотворение было написано на английском языке, а смысл такой, как готовить молочные коктейли?(то,что выдал мне результат поисковика),да идите вы в ж...пу со своими коктейлями, я просто хочу почитать блог фэйкмилкшейк(мой любимый блог), т. е. это оскорбление в адрес поисковика и моего устройства и с другой стороны выражение симпатии блогу фэйкмилкшейк+ еще я хотел чтобы люди которые ищут как готовить молочные коктейли забили на это и все шли читать фэйкмилкшейк и чтобы звучало это как рекламный слоган для фэйкмилкшейка.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Все ясно, это выражение иязни, а при здесь Довлатов?)))) Вот так вот и в америке ему не везло: все выясняли отношения, симпатии и любови, а для Довлатова не нашли нужным подобрать слова и Сказать их Ему

      Удалить
    2. Анонимный, имейте совесть.
      это уже давно не пост про Довлатова, это комментарии к посту - здесь другие Анонимные говорят всё, что хотят.

      [im]https://lh4.googleusercontent.com/-A5lDfCnPook/UUrxox52PVI/AAAAAAAABmk/XzHBVr2zZvw/s450/%25D1%2583%2520%25D0%25BD%25D0%25B0%25D1%2581%2520%25D1%2582%25D1%2583%25D1%2582%2520%25D1%2581%25D0%25B2%25D0%25BE%25D1%258F%2520%25D0%25B0%25D1%2582%25D1%2584%25D0%25BE%25D1%2581%25D1%2584%25D0%25B5%25D1%2580%25D0%25B0%25204.png[/im]

      наверняка говорили. но думаю, Довлатову нужны были вовсе и не слова

      Удалить
  9. объяснение забористое, как вы видите, но именно этот смысл я вкладывал в своё посвящение, мне казалось что что вы поймете в ключе моего посыла, но теперь читая стих и объяснение, понимаю что это было невозможно:) Стась, простите если вам показалось оскорбительным моё послание , у вас клевый блог, поклонником коего я являюсь и офигенский пост про довлатова!

    ОтветитьУдалить
  10. Блин, пришлось залезть в гугл- переводчик, смешно, я плакалъ)))))))))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ахахах XD
      прекрасно! XD)))
      "как сделать молочный коктейль?
      в жопу делание молочного коктейля,
      просто читайте fakemilkshake" - тот смысл, который вкладывали вы XD)))
      да, я поняла, что вы уже перевели свой стих и поняли полученный смысл :-))))

      ладно, тупой эпизод, но забавный :-) спасибо за комплименты бложику и посту, спасибо, что вы - наш со стаканом читатель :-)

      Удалить
    2. да, Стась, именно такой перевод я вкладывал, что вы написали, а в переводчик я не лазил(я , как автор стиха, это другой анонимный) но теперь залез, и вот что нам выдает гугл переводчтк дословно:стихи, посвященные для блога: как сделать молочный коктейль? в заднице делать молочный коктейль, просто читать fakemilkshakе, по моему стих приобретает некоторый окрас:))))))да я ваш со стаканом постоянный читатель, и мне очень нравиться Ваш блог, Стась!а эпизод, фиг с ним, главное вы поняли меня в итоге!:)

      Удалить
    3. и да , действительно забавный эпизод:))

      Удалить
    4. ой, я думала, это вы
      когда Анонимные устраивают хоровод, Стася недоумевает и путается
      но всё равно посмотрели перевод :-) окрас XD))))))) да, окрас XD))))

      Удалить
  11. знает ли кто, что за надпись у Сергея Донатовича на футболке на фото, где он целует Бродского в макушку? Имя SERGEI DOVLTOV хорошо видно, а дальше?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. :-) стася всё знает, спрашивайте напрямую, а не у "ли кого"

      надпись:
      SERGEI DOVLATOV
      EDITOR-IN-CHIEF

      editor in chief - это главный редактор. это день рождения довлатова, 1980, тогда он был главным редактором "нового американца".
      было бы эффектно, но довлатов целует не бродского - это юз алешковский.

      Удалить

следующая страница предыдущая страница на главную страницу